Пассивная агрессия в семье: что это такое и как с ней справляться

Пассивная агрессия в семье: что это такое и как с ней справляться

Пассивную агрессию часто путают с умением сдерживать эмоции. 


Родители не кричат, но своими манипуляционными действиями влияют на поведение ребенка. Проблема в том, что ребенок получает двойные сигналы: он смотрит на маму, которая спокойна, как удав, но при этом она наказывает его. 


Ребенок в растерянности и не может понять: когда мама злится, а когда нет? Что я делаю не так?


Одно из проявлений пассивной агрессии выражается в следующем. Родители показывают, будто чувства ребенка неуместны или необоснованны. 


Например, они запрещают ему злиться («не позорь меня!») или грустить («сделай лицо попроще!»). Ребенок, который регулярно подвергался пассивной агрессии в семье, вырастает с уверенностью, что с ним что-то не так. Его самооценка занижена, он испытывает больше трудностей в учебе и управлении своими эмоциями, с трудом преодолевает проблемы. Поговорим о том, как пассивная агрессия может проявляться.


Лишение любви

Начнем с рассказа родителя маленького мальчика (назовем его Иваном):


Не так давно я обнаружил, что, когда Ваня начинает капризничать, совсем необязательно угрожать лишить его каких-нибудь привилегий или даже повышать голос. Я просто спокойно сообщаю о намерении уйти из комнаты. Иногда достаточно отойти в дальний угол и сказать, что я там подожду, пока он не перестанет кричать, спорить и так далее. 


В большинстве случаев это удивительно хорошо работает. Ваня сразу восклицает: «Нет, не надо!» — успокаивается или делает то, о чем я прошу. Я сделал вывод, что хватает даже самого слабого воздействия. Можно добиваться необходимого и без наказания. Но мне не давал покоя страх в его глазах. 


Я решил, что для Вани мои действия и есть наказание — может быть, символическое, но тем не менее довольно сильное.


Значимое исследование об эффективности лишения любви в основном поддерживает вывод этого папы: иногда метод действительно работает, но это не значит, что мы должны его применять.


Научных исследований, посвященных лишению любви, не так много, однако уже проведенные позволяют установить тревожные закономерности. Дети, подвергающиеся подобному обращению, как правило, имеют более низкую самооценку. Они демонстрируют признаки более слабого эмоционального здоровья в целом и отличаются повышенной склонностью к участию в преступных действиях. 


Если рассматривать более широкую категорию «психологического контроля» со стороны родителей (в котором лишение любви считается «определяющей характеристикой»), дети старшего возраста, подвергающиеся такому обращению, страдают от депрессии чаще, чем сверстники.


Несомненно, родитель имеет значительную возможность «манипулировать ребенком через его потребность в родительской любви и одобрении, а также с помощью страха потери эмоциональной поддержки родителей». 


Но это совсем не похоже, например, на боязнь темноты, которая у большинства людей со временем проходит. Этот вид страха может быть очень продолжительным и разрушительным. 


В детстве и юности нет ничего более важного, чем отношение к нам родителей. Неуверенность в их чувствах или опасение быть брошенным может оставить глубокий след, который не исчезает даже после того, как мы вырастаем.


Тайм-аут

Нет ничего плохого в том, чтобы дать ребенку возможность посидеть в своей комнате или другом уютном месте, когда он рассержен или расстроен. Если он хочет провести какое-то время в одиночестве и если все обстоятельства (когда уйти, куда пойти, что там делать, когда вернуться) зависят от него, это не воспринимается как изгнание или наказание и часто бывает полезным. 


Но мы говорим не об этом. Речь о так называемом тайм-ауте — практически приговоре, вынесенном родителем: одиночное заключение.


Тайм-аут — это и есть лишение любви. 


Ключ к природе этого метода кроется в происхождении термина. На самом деле слово тайм-аут, или перерыв, — сокращение от изначального перерыв в положительном подкреплении. 


Метод был разработан почти полвека назад для дрессировки животных. Тайм-аут, как все наказания и поощрения, касается лишь поверхностной стороны ситуации. Он предназначен исключительно для того, чтобы заставить подопытного действовать (или перестать действовать) определенным образом.


Отсылая ребенка прочь, главное, чего вы на самом деле его лишаете, — это вашего присутствия, внимания, любви. Этот пункт перекликается с предыдущим, и к чему ведет лишение любви, вы уже знаете.


«Не заставляй меня…»

Фразы наподобие «не заставляй меня шлепать тебя!» («отправлять тебя в комнату», «лишать тебя карманных денег» и так далее), когда ответственность, по сути, перекладывается на ребенка, который «заставил» родителя прибегнуть к наказанию. 


Интересно понаблюдать, сколько людей, ханжески заявляющих, что дети должны брать на себя ответственность за поведение (иногда даже раньше, чем крохи достигают возраста, когда у них вырабатывается эта способность), в итоге искажают реальность таким образом, чтобы избежать ответственности за свое поведение. («Не смотрите на меня! Ребенок сам заставил меня поступить с ним жестоко!») 


Это жесткий манипуляционный прием, который ведет к психологическим проблемам в будущем.


Шлепки

Многие родители говорят, что шлепают детей, чтобы те слушались. Они не считают шлепки физическим насилием, потому это почти не больно. 


Проблема в том, что угроза порки работает слишком хорошо в краткосрочной перспективе — она немедленно прекращает непозволительное поведение и не требует обсуждения, но она исключает возможность научить ребенка решать проблемы и контролировать себя. 


Так что в долгосрочной перспективе шлепки вообще не работают. В действительности шлепки часто приводят к противоположному результату, так как заставляют детей чувствовать себя бессильными, несправедливо обиженными и сердиться на своих родителей. 


После порки дети чаще склонны думать о мести, чем о самосовершенствовании. Ощущение унижения может привести их к отрицанию своей вины или к изобретению способов, позволяющих не попасться в следующий раз.


Шлепки имеют и другие неблагоприятные последствия. Например, они учат, что агрессия является подходящим способом получить то, что вы хотите. Исследования показывают, что дети, которых шлепают (даже «не больно»), чаще бьют своих товарищей, особенно тех, кто меньше и слабее. 


Причем уровень их агрессивности напрямую связан с тяжестью наказаний в семье. В подростковом возрасте такие дети чаще ударяют своих родителей, став взрослыми; мужчины, скорее всего, будут применять, а женщины — терпеть насилие в семейных отношениях. 


И наконец, люди, которых в детстве физически наказывали, менее склонны заботиться о своих престарелых родителях.


Невмешательство

Невмешивающиеся родители плохо знают, как помочь детям извлекать уроки из эмоциональных переживаний. Они не учат детей решать проблемы, и многие из них не умеют устанавливать границы. 


Невмешивающиеся родители разрешают все, в том числе выражать эмоции недопустимыми способами и/или без каких-либо ограничений. 


Например, если гнев ребенка перерастает в агрессию, и он причиняет окружающим боль словами или действиями, или если опечаленный ребенок безутешно плачет, не зная, как себя успокоить и утешить. 


Подобные способы выражения негативных эмоций могут быть приемлемыми для родителей, но не для маленьких детей, имеющих гораздо меньший жизненный опыт. Падение в черную дыру болезненных эмоций, от которых они не умеют спасаться, может очень сильно их напугать.


Отрицание гнева, печали и прочих негативных эмоций

По мнению некоторых родителей, сосредоточиваться на неприятных ощущениях — все равно что поливать сорняки. От этого они вырастают больше и сильнее. А родители хотят, чтобы в их жизни и жизни детей было как можно меньше гнева и печали.


Все эмоции нужны. 


Отвергающие родители больше ценят улыбки и юмор, чем мрачное настроение, многие из них стали мастерами «недооценки» негативных эмоций своих детей. Такие родители могут попытаться развеселить печального или посмеяться над чувствами рассерженного ребенка. 


Но в действительности независимо от тона, которым произносятся слова, добродушно («Где твоя замечательная улыбка?») или с оттенком унижения («О, Вилли, не будь таким ребенком!»), ребенок слышит одно сообщение: «Твоя оценка этой ситуации совершенно неверна, твое суждение необоснованно, ты не можешь доверять своему сердцу».


Многие родители, которые принижают или обесценивают эмоции своих детей, оправдывают свое поведение, объясняя, что их дети — это «всего лишь дети». Отвергающие родители рационализируют свое равнодушие исходя из уверенности, что расстройство детей из-за сломанных игрушек или событий на детской площадке слишком «мало», особенно в сравнении со взрослыми поводами для беспокойства — такими как потеря работы, финансовая состоятельность семьи или национальный долг страны. 


Кроме того, они считают детей иррациональными. Один из отцов, участвовавших в нашем исследовании, на вопрос, как он реагирует на печаль дочери, ответил, что не реагирует вообще. «Вы говорите о четырехлетнем ребенке», — сказал он. Ее чувство печали часто «из-за того, что она не понимает, как устроен мир», и, по его мнению, ничего не стоит. «Ее реакции — это не взрослые реакции», — объясняет он.


Эти примеры не означают, что все отвергающие родители бесчувственны. На самом деле многие из них глубоко чувствуют своих детей, а подобная реакция обусловлена естественным желанием их защитить. 


Они могут считать отрицательные эмоции в некотором смысле «токсичными» и не хотят подвергать своих детей их вредному воздействию. По их мнению, нельзя долго зацикливаться на эмоциях, поэтому, решая проблемы своих детей, они сосредоточиваются на том,чтобы «преодолеть» эмоцию, а не на самой эмоции.


Поставить в угол

«Я не сторонник постановки в угол или лишения удовольствий, — говорит Нина Зверева. — Эти наказания кажутся мне нечестными, унизительными. Если ребенок с рождения взрослый, мы просто обязаны его уважать и не пользоваться правом сильного! Я за диалог. Мне всегда по душе был метод естественных последствий, описанный еще Жан-Жаком Руссо. Если ребенок разлил чай — вздохните: „Эх, стол весь мокрый. Ну что ж, давай вытирай!“ — и вручите ему тряпку. Сломал дорогую игрушку соседского мальчика — скажите: „Да, очень жалко. Я знаю, ты не специально. Но на те деньги, на которые мы хотели купить тебе новую машинку, теперь придется купить игрушку для Васи. А тебе машинку — когда снова накопим деньги“. 


Вы не ругаете ребенка, а ставите его перед фактом: не самый лучший поступок повлек за собой не самые лучшие последствия».


Пассивная агрессия направлена на то, чтобы заставить ребенка вести себя как взрослый. Но это невозможно. Пассивная агрессия подрывает самооценку ребенка, поэтому очень важно замечать в своем поведении ее признаки.

По материалам книг «Воспитание сердцем», «Эмоциональный интеллект ребенка», 
«Семья что надо». Издательство «МИФ»

Читайте также



поделитесь с друзьями ссылкой

 

Оставить комментарий

* - отмечены поля, обязательные для заполнения.
Опубликованные сообщения являются частными мнениями лиц, их написавших.
Редакция сайта за размещенные сообщения ответственности не несет.
Система Orphus
Все новости

Дорогие друзья!

Присылайте нам свои предложения и замечания по адресу:

support@u24.ru