Совет Федерации предлагает россиянам обсудить законопроект о домашнем насилии

Совет Федерации предлагает россиянам обсудить законопроект о домашнем насилии

Вокруг законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия» развернулись ожесточенные споры.

Законопроектом, опубликованном в пятницу, 29 ноября, вводится определение семейно-бытового насилия. Это «умышленное деяние (действие или бездействие), причиняющее или содержащее угрозу причинения физического, и (или) психического страдания, и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Документ впервые вводит в правовое поле ряд новаций, в частности, защитное предписание, которое запретит агрессору причинять вред, общаться или вступать в любые контакты с пострадавшим. Проект предусматривает, что обычные защитные предписания будут оформляться на месте сотрудником органов внутренних дел на срок до 30 суток с возможным продлением до 60 суток. Защитным предписанием нарушителю могут запретить домашнее насилие, вступление в контакт и общение с жертвой, в том числе по телефону и по интернету, попытки выяснить ее местонахождение. На время действия защитного предписания нарушитель будет состоять на профилактическом учете в органах внутренних дел.

Неисполнение гражданином судебного защитного предписания влечет наложение административного штрафа в размере от 3 тыс. до 5 тыс. рублей, или административный арест на срок от пяти до 15 суток, или обязательные работы на срок от 50 до 100 часов,  говорится в проекте поправок.


— Штраф в 1000-3000 рублей — это бездейственная санкция для такого рода правонарушения. Нарушителю проще будет заплатить и избить жертву снова, либо не платить вообще, потому что денег нет, — отметила в интервью ТАСС депутат Оксана Пушкина.


В этом случае дело может дойти и до реального срока, но только не для агрессора, а для жертвы, которая в результате постоянных издевательств, отсутствия помощи и невозможности уйти сама пытается защитить себя и детей. В совместном исследовании «Медиазоны» и «Новой газеты» говорится, что большинство женщин, получивших уголовные сроки по статье «Превышение пределов необходимой обороны», защищались от своих партнеров и членов семьи. В частности, согласно данным судебного департамента Верховного суда России, только за два года (2017–2018 гг.) за умышленное убийство (ч. 1 ст. 105 УК РФ) были осуждены 2226 россиянок, а за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть (ч. 4 ст. 111 УК РФ), — 950 жительниц России. После анализа более четырех тысяч приговоров, вынесенных россиянкам по этим двум статьям с 2016 по 2018 год (2552 приговора по ч. 1 ст. 105 УК и 1716 — по ч. 4 ст. 111 УК), выяснилось, что большинство обвиняемых в убийстве женщин были жертвами домашнего насилия: 79% — по ст. 105 УК и 52% — по статье 111 УК.

И речь идет о тысячах жертв, уже получивших реальные сроки и десятках тысяч женщин, которые могут оказаться на их же месте. За период с января по сентябрь 2019 года в России совершено 15 381 преступление в отношении женщин в сфере семейно-бытовых отношений. Как пишет РБК со ссылкой на МВД России, за весь период 2018 года эти показатели составили 21 390 преступлений. По данным ВОЗ, каждая третья женщина в мире на протяжении жизни подвергается физическому или сексуальному насилию со стороны партнера либо сексуальному насилию со стороны другого лица.

Как рассказала в интервью РБК директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина, женщины обращаются в полицию в среднем на седьмой раз избиений.


— В нашей стране полиции не доверяют, туда идут, когда уже нет никаких возможностей. Около 70% пострадавших от насилия обращаются за помощью к некоммерческому сектору и не идут в полицию, не веря, что помощь получат, — сказала она.

По мнению Ривиной, часто первые случаи физического насилия происходят, когда женщина находится в положении и уходит в декрет. Она становится более уязвимой, более зависимой. Из-за детей сложнее уйти: негде жить, не на что кормить. При попытках уйти дети являются механизмом для манипуляции и шантажа. Детей крадут, настраивают против матери.

 

— Одно из главных его новшеств — появление так называемого «защитного ордера», простыми словами — запрета агрессору приближаться к жертве. В документе есть еще много правильных идей, но поскольку над текстом работало довольно много людей и структур, вариант, опубликованный Совфедом, получился неким нагромождением — не просто нерабочим, но даже просто неграмотным с юридической точки зрения, — цитирует bfm.ru адвоката, соавтора законопроекта Мари Давтян.


Определение домашнего насилия в предыдущей редакции, над которой и работала, в том числе, Давтян, в отличие от опубликованного Совфедом, было более широким. В новой редакции правоохранительные и надзорные органы предложили не относить к домашнему насилию то, что подпадает под другие статьи. Чтобы не дублировать. И пока получается, что если агрессор бьет жертву — это побои, угрожает — это статья 119 УК РФ и так далее. Cтатья о домашнем насилии тогда уже неприменима.

В свою очередь, зампред комитета Совфеда по социальной политике Инна Святенко, которая входит в рабочую группу, в беседе с ТАСС отметила, что данный законопроект Совета Федерации направлен на то, чтобы не допустить преступлений и правонарушений в семье. Именно поэтому его действие не распространяется на деяния, за которые предусмотрена уголовная и административная ответственность. Она добавила, что законопроект направлен на борьбу со сложившейся в семье ситуацией, которая может дойти до того, что к нарушителю будут применяться уже нормы УК РФ. По словам сенатора, законопроект дает правоохранительным органам больше инструментов профилактики преступлений и правонарушений в семье.

Кроме того, вызывают вопросы и пункт о «совместном проживании». Изначально предполагалось, что агрессору в случае доказанности его вины на время запретят жить с жертвой под одной крышей, но теперь в текст законопроекта добавили пункт — «только в том случае, если агрессору есть куда съезжать».


— Непонятно, к кому этот закон вообще может применяться. Вот если совершены какие-то угрозы. Мы знаем, что сестры Хачатурян переживали насилие, в том числе сексуальное насилие со стороны своего отца. Охранный одер? Опять-таки, а если у него нет другого жилого помещения, то он останется в одной квартире с пострадавшими, и все будет повторяться? Непонятно как вот эта защитная мера будет реализовываться, в законе ничего конкретного не прописано, к сожалению,  — рассказала bfm.ru Ольга Гнездилова, юрист «Правовой инициативы».


Также из новой редакции исчезло слово «преследование». То есть агрессору нельзя  приближаться к жертве дома, но приходить к месту работы, в больницу и так далее — допустимо.

Согласно рабочей версии законопроекта, профилактика семейно-бытового насилия основывается, в том числе на принципах «поддержки и сохранения семьи». Сенаторы считают, что некоммерческие организации (НКО) могут содействовать примирению жертв домашнего насилия со своими обидчиками. К этой мысли многих склоняет тот факт, что часто жертвы написавшие заявление в полицию, через какое-то время забирают его. Более того, такие заявления не торопятся принимать, советуя хорошо подумать и помириться. Но чаще всего речи о мире даже и не идет.


— Как бывший сотрудник полиции могу сказать, почему не торопятся принимать заявлений. Жертва в 99% случаев через очень короткое время забирает заявление. Потому что боится. Боится до боли, что это может стать ее последним поступком в жизни, — комментирует законопроект на сайте Совфеда Екатерина Комаристая.


Видят в законопроекте и другие угрозы. В частности, в нем есть пункт, согласно которому, основанием для осуществления мер профилактики семейно-бытового насилия могут стать, в том числе, обращения третьих лиц, которым стало известно о свершившемся факте насилия или об угрозах в адрес граждан, находящихся в беспомощном или зависимом состоянии. Некоторые видят в этом просто упрощенный вариант, как можно у родителей станет проще отнимать детей. В частности, именно о такой угрозе говорят представители РПЦ.

—  Когда начнется практическое выполнение этого закона, будут стрелять. Государству это надо? — заявил глава Патриаршей комиссии по делам семьи протоиерей Димитрий Смирнов в эфире радио «Радонеж» в пятницу, 29 ноября.


По его мнению, на самом деле цель закона облегчить изъятие детей из семей и «передачу их на воспитание гомосексуалистам», как в Америке, где это произошло после принятия аналогичного закона. Он считает, законопроект, по сути, предлагает заместить суды неправительственной организацией, которая «вешается на плечи налогоплательщиков, а результатом будет уничтожение остатков наших семей» при том, что в России и так распадается половина заключенных браков. По его мнению, реально помочь борьбе с домашним насилием могло бы прямое указание главы государства министру внутренних дел о том, чтобы полиция реагировала на жалобы женщин на побои от мужа. 

Генеральная прокуратура высказала свои замечания к законопроекту о профилактике бытового насилия в семье, обратив внимание, что ряд его положений близок к тем, которые уже установлены действующим законодательством. Как сообщил официальный представитель надзорного ведомства Александр Куренной, Генпрокуратура сформирует свою позицию по доработанной редакции документа после его официального поступления.

Члены Совета Федерации не стали вносить законопроект в Госдуму, а дали время заинтересованным ведомствам, участникам рабочей группы по разработке документа, экспертам внести до 15 декабря свои предложения и замечания.

Фото: из открытых источников

Читайте также



поделитесь с друзьями ссылкой

 

Оставить комментарий

* - отмечены поля, обязательные для заполнения.
Опубликованные сообщения являются частными мнениями лиц, их написавших.
Редакция сайта за размещенные сообщения ответственности не несет.
Система Orphus
Все новости

Новости партнеров

Дорогие друзья!

Присылайте нам свои предложения и замечания по адресу:

support@u24.ru