Невидимые жертвы домашней войны: истории и советы психолога

Невидимые жертвы домашней войны: истории и советы психолога

Физическое и психологическое насилие сопровождает нас во всех сферах его жизни. И, казалось бы, устав и от реальных войн, и от офисных баталий, люди у себя дома могут жить спокойно и мирно. Однако кухонные воины предпочитают вести бои без правил именно в своей квартире, за закрытыми дверями, пока никто не видит.

Только в России от домашнего насилия ежегодно погибает около 14 тысяч женщин и детей. Статистика из года в год практически не меняется. По данным ООН, семь женщин из десяти  на протяжении своей жизни сталкиваются с насилием. Законы, криминализующие домашнее насилие, приняты в 125 государствах. Однако 603 миллиона женщин живут в странах, где оно не считается преступлением.

Сегодня, 2 октября, в 11 раз отмечается Международный день ненасилия. Своим персональным праздником его считают и те, кто смог уйти от домашнего тирана и научиться жить счастливо. Истории двух жительниц Челябинска (имена и фамилии изменены из этических соображений) наглядно показывают, что попасть под власть партнера, быть избитой или погибнуть из-за его плохого настроения катастрофически легко.

ya.ru

– Я выросла в психологически здоровой крепкой любящей семье, – рассказывает Мария Климова. – Я никогда не зависила от чужого мнения. Девушкой я была весьма привлекательной, поэтому отбоя от кавалеров никогда не было. Со своим будущим мужем Славой я познакомилась на работе. Он был одним из учредителей той фирмы, в которой я работала, и был женат. Но мне казалось, что они только играют в семью, создают красивую картинку. Так оно и оказалось. Вскоре Слава обратил внимание на меня. Отношения с женой у него тогда были уже предразводные из-за ее измены. Вскоре она его выставила из дома. Он снял квартиру и предложил мне переехать к нему. Я вообще не думала ни о чем, меня тянуло к этому мужчине как магнитом. Жили мы вроде хорошо, мне казалось, что мы дружные. Но иногда Слава вел себя немного странно. Например, договаривались, что он заедет за мной куда-то. Если я не выходила в четко обозначенное время, он просто уезжал. Он никогда не защищал меня от нападок своей бывшей жены, один ходил на дни рождения или просто в гости к незамужним девушкам, требовал, чтобы я прекратила общаться со своими подругами. Слава никогда не предлагал мне зарегистрировать наши отношения, выйти замуж за него. Зато у него всегда наготове была куча претенденток на мое место, они постоянно звонили нам домой, и Слава долго с ними разговаривал. Со временем Слава вообще перестал обращать на меня внимание и разговаривать со мной. Он вел себя так, будто я пустое место, будто меня не существует. Когда у нас родился сын, Слава почти перестал приходить домой. У него все время были какие-то мероприятия, примерно 3 раза в неделю он приползал домой часа в 3-5 утра, изрядно пьяный и невменяемый. Когда он не мог попасть домой через дверь, то залезал через балкон или начинал кидать что-нибудь в окна. Я находилась в ужасном состоянии: все время рыдала и нервничала. Слава стал есть «на выезде», а я сидела с пустым холодильником и без денег, т.к. полностью зависела от него. Когда малышу было 4,5 месяца, я решила уходить, но мне стало жаль лишать моего кроху отца и мы остались. Когда малышу было полгодика, я вышла на работу. У меня все получалось и я гордилась своими успехами. Но Слава всегда обесценивал и мои усилия, и результаты того, чего я добилась. Он говорил, что моя работа никому не нужна. А вскоре Слава устроил настоящую травлю. У нас в доме каждые выходные собирались гости. Естественно, их обслуживанием занималась я. Слава постоянно делал какие-то замечания, рассказывал гостям о моих недостатках (иногда им придуманных), подозревал в каверзах. И постепенно наши друзья стали считать, что бедному Славе не повезло с женщиной. Я осталась совсем одна. Когда я пыталась пожаловаться кому-нибудь, люди откровенно не понимали меня. Так я оказалась в полной психологической изоляции, несмотря на обилие людей вокруг. Я мечтала о том, чтобы со мной что-нибудь случилось, чтобы я перестала существовать. А потом у нас родился еще один ребенок. Потом была еще одна попытка ухода. Слава мне угрожал, что если я уйду, то больше не увижу детей. Но это уже не могло меня остановить. Я уехала к родителям с детьми и вдруг осознала, что давно не чувствовала себя так спокойно. Слава начал мне звонить и просить вернуться. Он обещал измениться, помириться с моими родными, перестать употреблять алкоголь, вкладывать усилия в наши отношения. Я позволила себя уговорить и вернулась. Надо ли говорить, что Слава не сдержал ни одного из своих обещаний? Сейчас я понимаю, как мне было одиноко и страшно в этих отношениях. Трудно не купиться на красивые ухаживания харизматичного мужчины, который так хорошо изучил тебя, что воплощает в жизнь все твои мечты. Мы помним того, в кого влюбились. И не понимаем, что это была только маска. Он то внимателен и обходителен (на людях или если жертва встала «на выход»), то обдает ледяным холодом и полным игнорированием. В результате таких «качелей» ты полностью деморализована, дезориентирована и подавлена.

Такие эмоциональные качели – один из основных признаков токсичных отношений. Сначала нарастает напряжение в семье, возрастает недовольство в отношениях и нарушается общение, вплоть до полного игнорирования. На этой стадии жертва старается утихомирить агрессора. Затем наступает вторая стадия – происходит вспышка жестокости вербального, эмоционального или физического характера. Сопровождается яростью, спорами, обвинениями, угрозами, запугиванием. На третьей стадии агрессор приносит извинения, объясняет причину жестокости, перекладывает вину на жертву, иногда отрицает произошедшее или убеждает жертву в преувеличении событий («раздувании из мухи слона»). На четвертой стадии наступает «медовый месяц». Инцидент забыт, обидчик прощен. После «медового месяца» отношения возвращаются на первую стадию, и цикл повторяется. С течением времени каждая фаза становится короче, вспышки жестокости учащаются и причиняют больший ущерб. Жертва не в состоянии урегулировать ситуацию самостоятельно.

ya.ru

– Моя история, наверное, как у всех. Мы встретились после окончания института, – рассказывает Ева Ионова. – Андрей ухаживал очень красиво. Уже через пару месяцев сделал предложение. Когда мы уже были женаты, и я ждала ребенка, муж избил своего сына первого брака за «серьезную» провинность. Для меня это было шоком. А когда нашему первенцу было два месяца, в приступе ревности я посмотрела телефон мужа после его «празднования» сутки подряд чьего-то дня рождения. За это я получила от мужа сильный удар в челюсть. Периодически были ссоры и крики, злые, пугающе-черные глаза и сжатые кулаки и мне было очень страшно. И я сбегала. Брала детей и уезжала, на неделю или две на дачу. Пока мы не мирились, и я не возвращалась домой. Чаще всего он срывался на меня, когда был в состоянии алкогольного опьянения. Мы начинали из-за чего-нибудь спорить, его бесило, если он приходил домой, а дома был не идеальный порядок. Моя зарплата позволяла мне не сидеть на шее у мужа и выпрашивать что-то для себя. По большей части сама себе все покупала. И, видимо, это очень раздражало. Упреки были постоянно «ты сильно много уделяешь внимания работе, ты постоянно за компьютером, неизвестно чем ты там, в командировках занимаешься». Он закатывал мне истерики по каждому поводу. На работе все косились, потому что я только и делала, что оправдывалась по телефону, что я в офисе, что со мной только коллеги, и ни с кем я никуда не хожу, в гостиничном номере у меня никого нет. Муж стал меня выслеживать. Приезжал на мои встречи по работе. Однажды стал выламывать дверь квартиры к моим друзьям, у которых я была в гостях. Там же находились их старенькие бабушка с дедушкой. Когда они открыли дверь, он ворвался в квартиру и устроил погром. У моих друзей по сотрясению мозга, у бабушки с дедушкой шок и ушибы. Потом в приступах ревности он меня выкидывал из дома на мороз, в футболке и джинсах. Моя почта и телефон постоянно проверялись. В один из вечеров, я сидела за ноутбуком и бронировала машину для нашего отпуска, а муж засыпал рядом. Возникли проблемы с арендой и я звонила в банк, в общем, я была рядом и вся на виду. Но его внезапно переклинило, что на самом деле я переписываюсь с любовником, и он стал меня душить. Ноутбук полетел в окно. А на меня просто напал ступор. Я не могла ничего делать, даже кричать... Только висела в его пальцах как кукла. Через какое-то время, он меня отшвырнул. Было стойкое понимание, что если бы я начала сопротивляться, он бы довел дело до конца. Я долго никому ничего не рассказывала. Пока его друг не решил спасти наши отношения. Оказалось, что муж ему стал жаловаться какая я плохая. Кстати, он жаловался не только своим друзьям, но и моим родителям. Звонил им каждый день, очень часто по ночам, говорил какая я тварь не благодарная, не слушаюсь его. После крайнего раза, когда он меня чуть не убил в присутствие нашей маленькой дочки, я сбежала из дома. Он всю ночь не спал, знал, что я сбегу, отобрал ключи от машины, но не смог найти мою сумку с документами (я успела ее спрятать). Я дождалась, когда в 6 утра он уснул, сидя на диване около выхода из дома. Вытащила свои ключи от машины, вывела детей, в чем были, забрала сумку и собаку и уехала. Полтора часа колесила по городу, боялась, что он меня преследует. На следующий день приехала к участковому, они уже были знакомы с нашей семейкой, потому что обращаться к ним приходилось часто. Участковым спасибо, они что-то поставили в моей голове на место. Участковый сам открыл дело на него. Еще очень сильно поддержали подруги. Просто не отходили от меня. Когда я все еще думала, подавать на развод или нет, меня спросили: ты хочешь, чтобы у твоих детей была живая адекватная мама? Ты хочешь, чтобы твой сын вырос таким же тираном? Ты хочешь, чтобы твою дочь потом избивал какой-нибудь богатый и успешный друг/муж? Естественно нет. Но супруг уже сам подал на развод и попытался через суд отнять детей. А потом вынудил меня написать отказ от всего имущества под угрозой того, что подкинет мне наркотики и отберет детей через мою судимость, или вообще найдет отморозков, которые всего за 10 тысяч убьют меня. Друзьям, которым всегда был накрыт стол в нашем доме, не верилось, что этот самый щедрый и добрый человек может сказать такое, не то, что сделать. А мне было очень страшно. Я знала и знаю, что он это может. И я просто сдалась. После того как у нотариуса мы подписали «раздел», когда я отказалась от всего, он успокоился, перестал мне угрожать и преследовать меня. Я живу спокойно сейчас, вместе со своими детьми. И хоть меня иногда и накрывает сильная депрессия с воспоминаниями о нашей любви, я не жалею, что ушла. Потому что я хочу жить. Потому что хочу, чтобы мои дети жили нормально и не стали социопатами. Хочу быть счастливой вместе с ними.

– Когда мы говорим о домашнем насилии в основном имеется ввиду физическое насилие. Однако намного чаще мы встречаем жертв психологического насилия, – рассказывает психотерапевт Яна Денисова (на фото сверху). – Это люди, которые постоянно испытывают давление, унижение, обесценивание, оскорбления со стороны своего партнера. Жертвы психологического насилия в основном остаются незамеченными, редко кто входит в их положение, а говорить о таком открыто не принято. 

Также важно понять, что насильник и жертва – звенья одной цепи. Один не может существовать без другого и сложно понять, кто более нуждается в таких отношениях. Звучит абсурдно, но жертве тоже может быть выгодна такая роль: ее постоянно жалеют, ей сочувствуют, восхищаются терпеливостью. К тому же за вспышками агрессии обязательно следует череда приступов любви и заботы, внешне искреннего раскаяния и заверений, что такого больше никогда не повторится. Конечно, этот период имеет свойство быстро заканчиваться. Люди, создающие пару насильник-жертва обычно имеют похожую психологическую травматизацию. Зачастую в детстве они или сами были жертвами насилия, или наблюдали его. Именно поэтому так сложно разорвать порочный круг: психика заставляет снова и снова проигрывать знакомый сценарий отношений. И в этом корень сложности психологической работы с такими семьями: людям кажется, что таков их крест, они еще в детстве утратили веру, что жить по-другому для них возможно. 

Для жертв любого типа насилия существует лишь один верный способ изменить ситуацию: принять тот факт, что они жертвы и не могут решить данную проблему самостоятельно. Как бы не было сложно, но необходимо прибегнуть к помощи третьих лиц: близких, друзей, социальных служб, психологов. В ближайшем окружении могут быть люди, которые в состоянии оказать какую-либо помощь. Также на территории каждой области работают кризисные центры, в которых есть временные убежища для людей, подвергающихся насилию. Кроме крова над головой, пострадавшим будет оказана психологическая и социальная помощь. Прибегнуть к психологической помощи может и сам насильник – в моей практике это не редкий случай. Человек осознает, что он причиняет другому вред и хочет измениться. В случае насилия по отношению к детям – это самый эффективный вариант. Но если мы говорим о насилии в паре, то в одиночку ситуацию не изменить. Второй человек также должен начать работать над собой. В таком случае семья имеет шанс на оздоровление своих отношений.

Что делать, если Вы подвергаетесь физическому насилию в семье? Ваш план безопасности/ Кризисная линия доверия

8 (800) 100-49-94. Круглосуточно, бесплатно.

Ольга Мишкина

Фото: Арктик-тв.рф


Читайте также


поделитесь с друзьями ссылкой

 

Оставить комментарий

* - отмечены поля, обязательные для заполнения.
Опубликованные сообщения являются частными мнениями лиц, их написавших.
Редакция сайта за размещенные сообщения ответственности не несет.
Система Orphus

Новости партнеров

Дорогие друзья!

Присылайте нам свои предложения и замечания по адресу:

support@u24.ru